Почему растут тарифы на коммунальные услуги независимое мнение

Почему растут тарифы? «Коммуналка» подорожает больше, чем планировалось.

Коммунальные тарифы должны были увеличиться в среднем по стране на 4%, а взлетят намного больше. жителям некоторых городов особенно «повезло» — для них «коммуналка» подорожает на 15 и даже 19%.

Предельные индексы роста платы за коммунальные услуги с 1 июля 2018 г. были утверждены распоряжением Правительства РФ ещё 26 октября 2017 г. Максимальное увеличение на 6% должно было состояться в Якутии и Санкт-Петербурге, минимальное, на 3%, — в Северной Осетии. В среднем по стране как раз выходило 4%. Где-то могла больше подорожать вода, где-то — тепло, но совокупный платёж за все услуги не должен был превышать этот порог.

«Есть ограничение 4%, откуда взялись 8,8%?»

Впрочем, государство оставило местным властям несколько лазеек. Во-первых, позволило отклониться от индекса в сторону увеличения до 2,5%. Во-вторых, через решение городских депутатов и губернатора превысить и эту цифру. «АиФ» решил проверить, много ли регионов воспользовались такими возможностями, изучил решения губернаторов и пришёл в ужас — таких оказалось большинство! Субъектов, сохранивших первоначальный процент, буквально единицы. Красноярский кр. остался на уровне 3,9%, Ульяновская обл. сохранила 3,6%, кавказские республики не стали превышать свои 3-4%. Прежним также остался индекс в Татарстане, Орловской обл., Ямало-Ненецком округе и др.

Большинство же регионов перепрыгнули все пороги. В Карелии вместо 3,7% будет повышение на 5,9% повсеместно. В Бурятии вместо 3,5% ожидается 5%. В Алтайском кр. вместо плановых 4,5 — 6,5%. В Пензенской обл. уже не скромные 3,9%, а чувствительные для кошелька 6,4%. Иркутская обл. подняла тариф с 5 до 7,1%, Свердлов­ская — с 4,5 до 7%. Даже «максимальная» Якутия решила не останавливаться на 6% и увеличила процент до 8,5. Этот список можно долго продолжать… Явление оказалось массовым.

Причём всё сделано законно, с соблюдением регламента. Мест­ные власти, обосновывая превышение индекса, называют две причины — доведение тарифа до экономически обоснованного и реализация инвестпрограммы или приход в город частника-концессионера, который взял под своё крыло местный водоканал или сети.

Муниципальные депутаты принимали свои решения во время осенних сессий, губернаторы — в ноябре — декабре 2017 г. Видимо, они не услышали или не захотели услышать слова президента, прозвучавшие на большой пресс-конференции как раз в этот период, 14 декабря: «Последнюю пару лет предельный рост тарифа обозначен в качестве 4%. Он не выдерживается. В среднем рост по коммунальным платежам составляет не 4%, а 8,8%. Это вообще никуда не годится. У нас же есть ограничение 4%, откуда взялись 8,8%?» Президент говорил о прошлогоднем повышении «коммуналки». При этом в 2017 г. регионы всё-таки придерживались индексов. По данным ФАС, пороги перепрыгнули всего 800 муниципалитетов. Что же будет в этом году? Какой получится средняя величина, если с 4-5% регионы повально прыгнули на 7-10%? Тут и 8,8% не обойдёмся…

Кстати, есть немало субъектов, которые не только превысили общий порог, но и сделали аномальным подорожание в отдельных муниципалитетах. К примеру, Вологодская обл. вместо скромных 4,3% повсеместно поднимет «коммуналку» на 5,9%. При этом в поселении Кубен­ское тарифы взлетят на 10,8%, а в Чуровском — на 14%. Ещё дальше пошли в Башкортостане, где для всех тариф увеличится с плановых 5,9 до 8,4%, а для особо «счастливых» (Баймак, Учалы, Сибай и др.) — до 12-15%. Но больше всего «повезло» городу Октябрьскому — 114 тыс. его жителей с 1 июля ждёт повышение «коммуналки» на 19%!

«Неужели у нас самый большой процент? Мы думали, у всех так… — удивилась в разговоре с “АиФ” жительница Октябрьского Алина Менгазова. — Конечно, люди недовольны таким подорожанием, ворчат… Цены-то на ЖКХ всё растут, а ничего не делается. Я за 3-комнатную хрущёвку 58 м² отдаю почти 4 тыс. Даже в соседних городах платят меньше. Почему у нас так сильно повышают?» Этот вопрос мы задали замглавы городской администрации по во­просам жизнеобеспечения Шамилю Фаррахову. «Город заключил концессию на 15 лет, предусматривающую модернизацию системы теплоснабжения, — ответил чиновник. — Тепло подорожает на 22%, остальные услуги меньше, в итоге совокупный рост составит 19%. А где ещё искать разницу между заниженными сейчас тарифами и реальными тратами предприятия? Только за счёт повышения тарифов. Чтобы превысить индексы, мы прошли все необходимые процедуры. Сейчас ведём разъяснительную работу с населением». Кстати, летом 2017 г. в Октябрьском тоже перепрыгнули установленную федеральной властью норму и подняли тарифы на 14%.
«Если муниципалитет превысил предельный индекс без инвестпрограммы, антимонопольная служба должна принять меры. Но не думаю, что кто-то нарушает федеральное законодательство. Коммунальные сети в стране сильно изношены. По воде — на 60-70%, по теплу — на 50-55%. Надо не дыры латать, а проводить масштабную модернизацию.» — Павел Качкаев, зампредседателя Комитета ГД по по жилищной политике и ЖКХ.

Судя по нынешнему массовому повышению тарифов по стране, в этом году у нас должна начаться действительно масштабная модернизация. Но состоится ли она? Выполнят ли свои обещания концессионеры? В стране есть как удачные примеры работы частников в ЖКХ, так и не очень. Вот на Орловщине сдачу в концессию местного водоканала не допустили. «Мы изучили опыт многих городов и поняли — частники вкладываться не будут. Просто поднимут тарифы, выжмут из предприятия последние соки, и всё, — говорит председатель Орловского отделения проф­союза работников жизнеобеспечения Елизавета Гладких. — Мы с этим уже столк­нулись, наши котельные находятся в аренде. Арендатор много всего обещал отремонтировать и ничего не сделал. Теперь даже не знаю, как начнём отопительный сезон, есть большое беспокойст­во по этому поводу».

Какие ещё сюрпризы?

Впрочем, как говорят эксперты, надо смотреть не на процент роста «коммуналки», а на уровень, с которого они стартуют. В том же Октябрьском при повышении на 19% люди будут отдавать в среднем на 700 руб. в месяц больше. Примерно такой же удар по кошельку ждёт и жителей Якутска, у которых «коммуналка» подорожает на 8,5%. Всё потому, что они уже сейчас платят за похожие условия не 4 тыс. руб., а почти в 2 раза больше.

Недавно якутяне вышли на митинг и написали резолюцию: «Мы вынуждены платить по высоким тарифам 8-9 месяцев длительного отопительного периода. Реальная средняя зарплата в республике без учёта доходов топ-менеджеров и чиновников — 25-30 тыс. руб., продукты — в 1,5-2 раза дороже, чем в Цент­ральной России. Мы требуем провести проверку обоснованности высоких тарифов!».

«Тарифы в регионах очень разные. Разброс цен на одну и ту же услугу может отличаться в десятки раз. На Северном Кавказе тарифы изначально были занижены и сейчас растут на минимальные 3-3,5%, а состояние инфраструктуры плохое. На Дальнем Востоке, на Камчатке, в северных регионах ЖКУ обходятся дорого», — говорит исполнительный директор «ЖКХ Конт­роль» Светлана Разворотнева и предупреждает, что подорожанием «коммуналки» дело не ограничится: «Предельные индексы не учитывают трат на общедомовые коммунальные услуги, которые тоже вырастут в цене. В индекс также не вошёл вывоз твёрдых коммунальных отходов. Большинство регионов уже выбрали регионального оператора, установили новый тариф и начали или скоро начнут его начислять. В Ивановской обл. за мусор раньше платили 2,5 руб. за 1 м², или 75 руб. за всю квартиру, а после введения новой схемы — 86,92 руб. с человека, или 260 руб. за троих. О том, что плата за мусор станет значительно дороже, отмечают во всех регионах».

Кстати

Все превышают — Москва занижает. «Несмотря на то что федеральные власти разрешили столице поднять коммунальные тарифы на 5,5%, городские власти ограничились 3,8%», — сообщает «РГ». От роста платы на жилищные услуги и капремонт Москва отказалась совсем. Платить за коммунальные услуги с учётом скидок продолжат 52 льготные категории горожан, а на субсидии смогут рассчитывать даже те, у кого нет льгот.

Почему растут тарифы ЖКХ.

С 1 июля в России выросли тарифы ЖКХ. В среднем по стране повышение составило 4%. Во Мордовии рост коммунального платежа, при сопоставимых объёмах оказанных услуг, составил в среднем 4,7%.

Очередное подорожание «коммуналки», конечно, не порадовало никого. Тем более, что новости о повышение цен на те или иные товары и услуги приходят гораздо чаще, чем о росте зарплат. Однако заработная плата — отдельная тема. А вот о тарифах ЖКХ и конкретно — о причинах их повышения — мы спросили в министерстве энергетики и тарифной политики РМ.

Почему растут цены на коммунальные услуги?

Значительную долю в расходах на оказание коммунальных услуг занимают затраты на топливо. К примеру, в затратах при установлении тарифов на тепловую энергию его доля достигает до 50%, а в комбинированной выработке (при одновременном производстве электрической и тепловой энергии) — 70-80%.

Основным видом топлива, используемом в Мордовии при производстве тепловой энергии, является газ. Цена на газ складывается из трёх составляющих: оптовая цена на газ, услуги на транспортировку газа и снабженческо-сбытовые услуги. Раньше цены на них ежегодно устанавливались приказами Федеральной службы по тарифам. С 2015 года эта обязанность лежит на Федеральной антимонопольной службе. Цена на газ ежегодно увеличивается, как следствие растут затраты теплоснабжающих органа и, соответственно, тарифы.

Цена на природный газ растёт в том числе и за счёт реализации компанией «Газпром» ряда мероприятий «Программы развития газоснабжения и газификации субъектов Российской Федерации». Как отмечает замминистра энергетики и тарифной политики РМ Сергей Нищев, городские поселения республики газифицированы давно, в сельской местности газификацией охвачено — 98,8% населения. Стоимость газа значительно ниже, чем стоимость, к примеру, мазута, который используется в качестве топлива при производстве тепловой энергии во многих регионах страны. В Мордовии на мазуте работают единичные котельные.

Электроэнергия также увеличивает стоимость коммунальных услуг. Для всех потребителей, кроме населения, электроэнергия реализуется по нерегулируемым ценам, складывающимся на оптовом рынке. Изменение этих цен влияет на рост тарифов в большей степени на услуги водоснабжения и водоотведения.

Отдельного финансирования требует поддержание инженерных систем коммунального хозяйства в надлежащем состоянии.

Почему тарифы на коммунальные услуги по регионам и в разных населённых пунктах республики разные?

Тарифы на коммунальные услуги устанавливаются в отношении каждой организациии. То есть если поставку коммунальных ресурсов осуществляют разные организации, цены могут различаться.

Разница в тарифах зависит от:

— объёмов реализации коммунальных услуг (чем больше объём реализации услуг по конкретной организации, тем меньше размер тарифа за счёт распределения условно-постоянных расходов организации между большим количеством потребителей);

— уровня энергоёмкости установленного оборудования;

— степени изношенности сетей и оборудования.

В тепловой энергии — ещё от режима выработки тепловой энергии (комбинированный и некомбинированный). Себестоимость тепловой энергии, производимой котельными в некомбинированном режиме, значительно превышает себестоимость тепловой энергии, вырабатываемой в комбинированном режиме (при одновременном производстве электрической и тепловой энергии), от загрузки котельных и, как следствие, удельных норм расхода энергоносителей; от расходов на холодную воду, а также конструктивных особенностей и плотности застройки жилья, обуславливающих соответственно различные величины тепловых нагрузок и потерь тепла.

В водоснабжении разница в тарифах также зависит от характера местности (горная, холмистая, равнинная), в связи с чем меняется протяженность сетей, разбросанность объектов, в холмистой местности появляется необходимость дополнительного подъёма воды.

ИА «МордовМедиа». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Почему растут тарифы?

Главная и, пожалуй, самая неприятная компонента коммунальной реформы — рост тарифов, порой неоправданный, когда качество услуг остается запредельно низким, а цена становится запредельно высокой. В росте тарифов повинны и инфляция, и монополизм поставщиков ресурсов, при отсутствии реальной конкуренции предприятий ЖКХ, и дефицит инвестиций в силу высоких рисков (работать приходится в условиях изношенности основных фондов на 60-70 процентов), наконец, отсутствие прямой зависимости поставщика услуг (коммунального предприятия) от заказчика (жителя).

Что касается обслуживания и ремонта жилого фонда — тут, как и прежде, все в руках ДЕЗа. Вступивший в силу с 1 марта 2005 года Жилищный кодекс РФ должен был изменить ситуацию, поставив коммунального монополиста в прямую договорную зависимость от жителей, открыв дорогу конкуренции, независимой экспертизе коммунальных тарифов. Однако в силу инерции коммунального комплекса ростки нового едва-едва пробиваются сквозь толщу сложившихся хозяйственных стереотипов.

СИСТЕМА СДЕРЖЕК И ПРОТИВОВЕСОВ

Большинство экспертов сходятся во мнении, что основная беда ползучего роста тарифов — отсутствие контроля со стороны потребителей (жителей) и институтов независимой экспертизы. У ценовой вакханалии есть лишь два серьезных ограничителя — Региональная энергетическая комиссия Москвы и правительство города. Они определяют основные показатели тарифов (тепло, вода, электроэнергия, газ, стоимость техобслуживания и так далее). Но за каждой такой цифрой стоит и своя арифметика.

Мосводоканал недавно рапортовал о рекордном снижении потребления воды в столице, и нет оснований не верить этим данным. В то же время раздаются звонки некоторых жителей, которые жалуются, что самотеком увеличилась плата за водоснабжение и водоотведение. Оказывается, придомовый счетчик фиксирует перерасход воды, данные счетчика фиксирует ДЕЗ, а сведения из ДЕЗа поступают в ЕИРЦ, где излишки распределяются по тем жителям, у кого нет квартирного водомера, то есть на тех, кто оплачивает воду по нормативу. Порой излишки измеряются сотнями рублей. Ну чем не театр абсурда: с одной стороны, потребление воды падает, с другой — цены за услуги растут.

Без независимой экспертизы разобраться с этим сложно. Во-первых, жителей никто не пустит в подвал снимать показания придомового прибора учета, ЕИРЦ отошлет правдоискателя в ДЕЗ, поскольку сведения пришли оттуда, а ДЕЗ — организация хоть и государственная, но блюдет коммерческую тайну. Круг замкнулся. Правда, предлагают выход — установить водомер в квартире. Но это сегодня удовольствие не из дешевых — 5-6 тысяч рублей вам придется выложить.

Домком, старший по дому, да даже руководитель ТСЖ далеко не всегда сможет разобраться в ситуации: почему это происходит? То ли есть утечка во внутридомовых водоводах, то ли сантехника течет — пора менять, то ли кто-то открыл у себя прачечную, то ли баню для гастарбайтеров, то ли ДЕЗ мухлюет.

В любом случае он должен оплатить счета, иначе с ним могут разобраться по всей строгости ЖК. То есть крайний в ситуации житель. А ДЕЗ получит дезово, Мосводоканал — мосводоканалово. И хоть трава не расти.

Еще пример — оплата внутризоновых соединений, которая введена МГТС согласно федеральному законодательству. Здесь также у абонентов возникает много вопросов. В условиях бурно развивающейся телефонии каждый абонент должен бы иметь сведения, какие телефоны принадлежат МГТС, какие — сотовым и иным телефонным компаниям, которые предоставляют клиентам прямые московские номера (без кода). И вообще в любой конфликтной ситуации, когда вы пытаетесь оспорить выставленный вам счет, практически невозможно отстоять свои права. У потребителя нет технической возможности проверить правильность начисления платежей, количество соединений и так далее. Поэтому лишь некоторые абоненты обращаются с жалобами к поставщику услуг, тем более — в суд. А надо бы еще прибегнуть и к независимой экспертизе тарифов.

В качестве ограничителя роста коммунальных тарифов городскими властями используются конкурсы, в том числе на ремонт, уборку подъездов, дворовых территорий, вывоз мусора. В какой-то мере это способствует конкуренции на рынке коммунальных услуг, но при этом не всегда цена соответствует качеству. Кроме того, в шорт-лист попадают зачастую одни и те же компании. Пробиться на московский рынок коммунальных услуг новым компаниям очень и очень непросто.

В ПОИСКАХ УПРАВДОМА

Выборы управляющих компаний показали, что и выбирать-то, собственно, не из кого. И раньше, и теперь ДЕЗы остаются вне конкуренции. У них сложившаяся структура управления жилищным фондом, кадры, подрядные организации, контакты с местной властью. Справедливо, что они останутся в качестве управляющих компаний и в будущем. Ведь неизвестно, во что обойдутся услуги альтернативных организаций. За ДЕЗами сохранилась и практика транзитных счетов, когда население платит им за все коммунальные услуги, а ДЕЗ уже расщепляет их и направляет в другие организации — Мосводоканал, Мосгаз и так далее. Причем за эту работу ДЕЗы требуют вознаграждение от ресурсоснабжающих организаций. Размер его, по данным ведущего аудитора компании «ОргПром-Аудит» О. Агамалыева, составляет 2-10 процентов от собранных средств населения.Естественно, ресурсосберегающие организации включают эти проценты в свои тарифные планы, а расплачиваются опять-таки жители.

Пока рано говорить, сколько захотят заполучить частные управдомы — и с ресурсоснабжающих компаний, и с жителей. С ДЕЗами, по крайней мере, все ясно. Выбор управляющих компаний во многом определила бы тарифная политика. Если тарифы на водоснабжение, водоотведение, тепло, свет и газ в компетенции РЭК, то жилищные услуги (содержание и ремонт жилого фона) — в компетенции органов местного самоуправления. Они совместно с исполнительной властью устанавливают потолок, естественно, опираясь на сложившуюся в городе хозяйственную практику. Приход частника на рынок управляющих компаний может способствовать повышению высоты этого потолка, поскольку частника интересует прежде всего собственный бизнес.

ПО ПОЛНОЙ ПРОГРАММЕ

По мнению Сергея Сиваева — директора направления «Городское хозяйство» Института экономики города, рост тарифов обусловлен не только инфляцией, аппетитами монополистов, но и государственной политикой. В последнее время проводится курс на рыночную трансформацию ЖКХ, прежде всего за счет повышения доли населения в оплате жилищно-коммунальных услуг. Сегодня население оплачивает ЖКУ в размере 90 процентов. Остальное доплачивает государство. Значительное количество регионов уже перешло на 100-процентную оплату. Не за горами день, когда все жители России, и Москвы в том числе, подойдут к этому пороговому рубежу.

Разрекламированные государством цели реформы ЖКХ пока не достигнуты. По-прежнему на повестке дня модернизация коммунального комплекса, изменение системы управления за счет привлечения управляющих компаний, формирование жесткой конкурентной среды. Если бы более эффективно решалась проблема модернизации отрасли, то производство 1 кубометра питьевой воды стоило бы на 30 процентов меньше — за счет экономии электроэнергии. То же самое касается тепла.

Потери воды в водопроводах в среднем по России составляют 15 процентов. В некоторых городах — 25 процентов.

В техническом отношении коммунальный комплекс остается энергоемким и ресурсозатратным. Впрочем, в этом отношении он отнюдь не выделяется по сравнению с другими секторами экономики России.

Москва пытается защититься от этой энергоемкости и энергозатратности созданием собственных объектов малой коммунальной энергетики — газотурбинных установок, мини-ТЭЦ — в основном в районах новостроек (Куркино, Солнцево). Ведь никому не хочется оплачивать теплопотери в сетях энергетиков, которые составляют около 4,6 процента.

Московские власти уже давно осознали, что решение проблем капремонта, модернизации сетей невозможно без бюджетных ассигнований. К этой же мысли, похоже, пришел и федеральный центр. Нацпроект «Доступное жилье» и создание Госфонда содействия реформе ЖКХ — тому пример. Коммунальная отрасль слишком долго находилась в состоянии недофинансирования, и улучшить ее техническое и финансовое состояние только за счет граждан и за счет роста тарифов оказалось невозможно.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock
detector